Андрей Гудалов: «Шесть секунд в транзитной зоне могут решить судьбу «золота» | Федерация триатлона России youtube Twitter mobile__menu file_download pdf-format right__arrow_black e-mail-envelope Twitter youtube product__star_gray right__arrow_blue product__star callendar__arrow_right callendar__arrow_left menu chronometer city Shape drop-down-arrow share2
  • Андрей Гудалов: «Шесть секунд в транзитной зоне могут решить судьбу «золота»

Андрей Гудалов: «Шесть секунд в транзитной зоне могут решить судьбу «золота»

2018-01-24

За несколько дней до чемпионата мира по зимнему триатлону в Румынии мы поговорили со старшим тренером сборной России о том, как у нас развивается зимний триатлон, о наших звездах и о цене быстрого переобувания.

 

- Для начала, «обязательная программа» – вопросы о предстоящем чемпионате мира. Какие цели и задачи у нашей сборной в Румынии?

- Цели и задачи любой сборной команды – занять максимально высокое место. Зимний триатлон в России находится на подъеме. У нас достаточно большое количество стартов. Больше, во всяком случае, по охвату территорий, где проходят соревнования, чем в любой другой дисциплине триатлона. И на международной арене мы в последние годы, начиная с 2011-го, занимаем лидирующие позиции.

- Кто в сборной России главные звезды?

- У нас есть пятикратный чемпион мира Павел Андреев, он же – пятикратный чемпион Европы, чемпионка мира Юлия Сурикова. Чемпионы, или как правильно говорить, победители первенств мира, есть у нас во всех юниорских категориях. Это юниоры до 19 лет и до 23 лет. В эстафетах на последних чемпионатах мира мы тоже побеждали. Поэтому есть основания в этот раз снова рассчитывать на медали, в этом году представители России заявлены во всех категориях.

 

- Самая яркая дуэль на чемпионатах мира, что вам доводилось видеть?

- Два подряд чемпионата мира в Италии, в городе Конье. Есть сильный итальянец, Даниэль Антониоли (Daniel Antonioli), он выступит и в этом году. И у них с Андреевым борьба шла ноздря в ноздрю практически от старта до финиша. Они прекрасно знают друг друга, знают, кто на что способен, и, в общем-то, очень близки по подготовке – оба хорошие лыжники. Борьба шла всю дистанцию, и в итоге победителя определил только фотофиниш. Павел был чуть впереди. Такие моменты, они очень много дают любому спорту. И, представляете, в том же месте на следующий год – аналогичная история. Местные болельщики, а итальянцы – достаточно эмоциональная публика, были в восторге. Конечно, зрителей не так много, как на футболе, но они есть, и в этом виде спорта неплохо разбираются.

 

- Румыния – не Италия, и вообще, относительно новое место на карте зимнего триатлона. Что можно сказать о месте проведения чемпионата мира-2018?

- Да, Румыния для нас – новая страна. В прошлом году она впервые провела старт на международном уровне, это был этап Кубка Европы. Но мы туда не смогли выехать по финансовым причинам. Но в любом случае, это уже достаточно известное место, хотя я ещё и не научился правильно выговаривать название этой базы. Она изначально биатлонная, я знаю, проводили там юниорские соревнования европейского уровня по биатлону. Так что, уверен, вполне комфортные условия для участников: инфраструктура, гостиницы, все это есть. Да, не слишком близко к большому городу, но, думаю, несмотря на это, будет вполне высокий уровень организации.

- По географии – это горная местность, примерно 1200-1300 метров. Насколько важен этот фактор? Да и вообще перепад высот в целом? 

- В Европе трассы часто делаются по одному принципу. Внизу, на равнине беговой этап, затем подъем, велосипед, а выше на плато – лыжная гонка. В целом в отношении трасс правила в триатлоне, в том числе зимнем, достаточно демократичные. Нет определённых требований к рельефу. Конечно, бывают серьезные подъемы и спуски. Помню, на соревнованиях в Лихтенштейне на спуске деревья вокруг трассы для безопасности даже обмотали матами. Страшновато было, наши девочки там первый раз спускались практически пешком. Но потом, конечно, все освоили постепенно и горную технику. На самом деле, гораздо важнее погода. Когда она меняется, а меняется она часто, особенно на соревнованиях, которые проходят в течение нескольких дней, ход гонки может кардинальным образом перевернуться. Примеров таких было множество. И в Норвегии, и в Италии, где как-то раз спортсмены финишировали, а мы не могли их узнать, настолько они были грязными, все номера и отличительные знаки были заляпаны грязью.

 

- Нечто похожее мы могли наблюдать в октябре на кросс-дуатлоне в Битце…

- Да, и в таких ситуациях очень важен, например, уровень владения своим велосипедом. Ну и технические моменты. Нужно выбрать правильное давление в шинах, и так далее.

- Зимний триатлон – достаточно специфическая дисциплина. Она ведь практически не финансируется, так как не является олимпийской, верно?

- Да, например, в нашей системе спорта зимний триатлон является неолимпийской дисциплиной олимпийского вида спорта «триатлон», и, в общем-то, сильно не котируется. Но, с другой стороны, во многих регионах России даже такие дисциплины достаточно высоко ценятся, финансируются местными бюджетами. Если бы не было заинтересованности со стороны региональных властей, мы вряд ли смогли бы поднять зимний триатлон на такой уровень на одном лишь энтузиазме. Хотя и энтузиазм тоже очень важен.

- Что дают эти выступления, титулы, самим спортсменам, если у них пока нет шансов выступить на Олимпиаде?

- Дает им в первую очередь то, что они стоят на ставках в своих региональных центрах спортивной подготовки, хотя далеко не все. Появляются у спортсменов и свои спонсоры. Как правило, это производители инвентаря или оборудования. Они заинтересованы спонсировать спортсменов, и даже не столько деньги им дают наличные, сколько, например, хороший велосипед. Спортсмен будет на нём выступать на чемпионате мира и других соревнованиях, соответственно, бренд будет фигурировать везде. Производителям и продавцам это тоже весьма полезно и приятно. 

- Они поддерживают спортсменов непосредственно на соревнованиях?

- На соревнованиях всегда есть сервисные центры, где можно не только осуществить при необходимости ремонт, но и приобрести запчасти.  Что-то бесплатно, а что-то – за деньги. Помнится, в Италии был такой случай, когда за ночь трассу подморозило, и спортсмены раскупили у сервисменов абсолютно весь запас шипованной резины, что у них был. Потому что накануне ехали еще по снегу, а на следующий день уже предстояло соревноваться фактически на льду.  

- Расскажите подробнее о наших главных звездах в сборной России?

- Юлия Сурикова, спортсменка достаточно многогранная. Она мастер спорта по лыжным гонкам, по легкой атлетике, где ее специализацией был горный бег. Долго она шла к этой своей медали чемпионата мира. Было на ее пути много неудач. Но, годы тренировок и вера в то, что когда-то это всё-таки случится, сделали свое дело. Чемпионкой мира в итоге она стала в 2016 году в Австрии.

- Ну и Павел Андреев – пятикратный чемпион мира и Европы. Далеко не каждый вид спорта в России может похвастаться тем, что имеет в своих рядах столь титулованного спортсмена…

- Павел Андреев начал выступать со второго чемпионата России в 2007 году, который был в Московской области, в Троицке, сейчас почти центр Москвы. Он показал лучший результат. Мы тогда отбирали команду на первые для нас соревнования за рубеж, на чемпионат Европы в Лихтенштейне. Тогда у нас результаты были более чем скромные, финишировали во втором десятке.

    И вот Андреев, после 11 места на дебютном международном старте, постепенно поднимаясь, пошел вверх. В 2009 году в Словакии был чемпионат Европы, там были у нас медали в эстафете. Впервые тогда поверили, что можно за призовые места бороться, пошло активное развитие. И в 2011 году в Финляндии он впервые стал чемпионом мира. Интересно, что Павел – мастер спорта по лыжным гонкам. При этом Андреев не всегда показывал лучшее время в лыжной гонке. Но он настолько освоил технику транзитных зон, что выигрывал именно там какое-то количество секунд. Плюс, будучи лыжником, он сильно улучшил свою велосипедную подготовку. То есть, бывало так: он выигрывал на велосипеде, но на последнем сегменте сильнейшие спортсмены из Швеции и Норвегии его вроде бы догоняли, это было видно визуально. Но за счёт выигрыша в транзитной зоне он не давал себя опередить. Шесть секунд в итоге повлияли на медаль.

- То есть, он банально быстрее других переобувался? Можно стать чемпионом мира, потому что ты быстрее других меняешь штаны?

- Мало быть сильным лыжником, бегуном и так далее, надо еще уметь быстро менять экипировку. Конечно, штаны зимой менять не нужно, но вот переобуваться зимой гораздо сложнее, чем летом. В мороз уже не такие точные движения пальцев. А мороз порой бывает достаточно сильный. Надевать лыжные ботинки приходится на свежем воздухе, а не как обычно, когда, например, лыжник надевает их в помещении. Это гораздо сложнее. Ведь они в транзитной зоне простояли уже около полутора часов, задубели, и надевать их от этого еще сложнее. Но никуда не деться, обувь менять надо обязательно.

 

- Ясно, какие-то особенности зимнего триатлона мы уже поняли. Чем еще он привлекателен? Этот вид развивается там же, где и классический триатлон?

- Надо понимать, что зимний триатлон, конечно, весьма обособленная дисциплина в триатлоне. Поскольку это единственная дисциплина, которая тяготеет к зиме. Невозможно летом проводить соревнования полноценные по зимнему триатлону. Хотя, с другой стороны, практически во всех странах, где развивается зимний триатлон, проходят и летние соревнования. По аналогии, как биатлонисты летом встают на лыжероллеры, также и здесь – зимний триатлон, только на лыжероллерах. Ну а все остальное вполне возможно всепогодно. Поэтому говорить, что страны, которые лидируют в триатлоне в Европе, развивают и зимний триатлон, было бы неправильно. Лидирующие позиции в классическом триатлоне занимают, например, Великобритания и Испания. Великобританию мы видим на предстоящем чемпионате только в age-группах. В элите – никого. Испанские спортсмены есть и в элите тоже.

- Хотя, казалось бы, южная страна…

- Испания проводила в 2015 году чемпионат Европы по зимнему триатлону, у них регулярно проходят внутренние соревнования, в январе-феврале, разыгрывают Кубок из пяти-шести этапов. Там в Пиренеях есть, где соревноваться. В Испании с 1986 года проводятся соревнования, еще до того, как зимний триатлон был вообще признан, как отдельная дисциплина. Так же, как и в Италии, которая, собственно, является основоположником зимнего триатлона. В 1997 году там впервые прошли официальные соревнования – это был чемпионат Европы. Италия неоднократно, раз пять или шесть уже, проводила чемпионаты мира и Европы. Вот и в этом году чемпионат Европы будет в Италии, причем не на севере страны, как это обычно бывает, где Альпы, а на Сицилии. Посмотрим, как будет себя вести вулкан Этна. На высоте около 1800 метров снег-то есть всегда практически. В общем, традиции есть во многих странах.

- Участников по сравнению с классическим триатлоном не так много?

- Если говорить о самых массовых соревнованиях, которые я своими глазами видел – это было в Австрии. Там в свое время несколько лет подряд проводились чемпионаты Европы и мира. Стартовало одних только любителей более трехсот человек. Даже не одним стартом, а двумя волнами. Эстафетных команд было много, более десяти стран. В последнее время не удается столько собрать.

- Тогда ведь развитие зимнего триатлона в мире имело еще и политический подтекст?

- Да, потому что в свое время, до Олимпиады в Ванкувере, ITU (Международный союз триатлона) давал понять, что ведет активную работу по включению именно зимнего триатлона в программу Олимпийских игр. Президентом ITU был Лес МакДональд, который жил в Ванкувере, был в оргкомитете Олимпиады-2010. Большая работа проводилась, почти 30 стран участвовали тогда в чемпионате мира. 30 флагов – это тот минимум, который вроде как должны гарантировать виды спорта на международных соревнованиях, чтобы иметь возможность претендовать на включение в программу зимних Олимпийских игр. Ну, я думаю, что всё это не так однозначно. Мы видим сейчас в олимпийской программе новые дисциплины, которые, как мне кажется, явно не собирают 30 флагов на своих соревнованиях. Но это мое, частное мнение.

- С другой стороны, надо быть объективными, и посмотреть на заявочные списки чемпионата мира в Румынии. И, как мы видим, на чемпионат мира в элите заявлены только европейские спортсмены. Вряд ли МОК когда-то одобрит дисциплину, которая котируется только на одном континенте?

- Да, сейчас ситуация, что на чемпионат мира и чемпионат Европы, по сути, едут одни и те же спортсмены. Конечно, чемпионат мира котируется выше, и участников там больше. Все логично – даже просто быть участником чемпионата мира намного престижнее, в общем, разница существенная. Но мы видим, что на самом деле в age-группах, в любителях, присутствуют представители Соединенных Штатов, Японии, возможно, будут из Канады. Хотя раньше их действительно было больше. Соединённые Штаты выступали даже на чемпионате Европы, естественно, вне конкурса. Сильная команда женская у них была, мужчины не очень, а вот женщины в тот момент были сильнее и нас, и норвежек.  

- Что сейчас изменилось?

- Ну, видимо, это всё немного сошло на нет в какой-то момент. Потому что ITU сместил акцент развития в сторону смешанных эстафет. Этот проект успешно завершился, эстафеты включили в олимпийскую программу. Нынешняя глава ITU Марисоль Касадо обозначала намерения развивать зимний триатлон, и намерения снова возобновить работу по включению дисциплины в олимпийскую программу. Но это, конечно, не одного года дело.

- И даже не одного олимпийского цикла…

- Безусловно. Но мы в свое время поверили в это, может быть, именно это и дало толчок к развитию зимнего триатлона в России. Мы, на мой взгляд, сделали для этого всё, что могли. Регулярно участвовали во всех чемпионатах, а в последнее время и выигрываем много. Возможно, это на самом деле негативно сказывается на глобальном развитии зимнего триатлона, потому что, когда доминирует одна и та же страна, у кого-то другого, может, руки опускаются.

- Как мы к этому доминированию пришли? Как зародился и развивался зимний триатлон в России?

- Первые соревнования по зимнему триатлону в России состоялись в Москве в 2005 году, на стадионе «Авангард», и собрали 104 участника. Немало даже для нынешних времен. Были, естественно, люди очень разного уровня. Тогда еще не были особо развиты соцсети, и подбор участников проходил не так, как сейчас: информация была разослана по спортивным организациям субъектов Федерации, сарафанное радио где-то сработало. Так вот, была статистика, кто участвовал: заявились в немалом количестве мастера спорта, кандидаты в мастера спорта практически по всем циклическим видам: лыжным гонкам, спортивному ориентированию и велоспорту. Интересно, что многие участники того первого соревнования до сих пор в строю. Часть спортсменов, кто постарше, уже тренируют. Например, Буторин Евгений, Мишанин Андрей и Мишанин Сергей из Пермского края, из города Березники. Юлия Сурикова в том старте была победительницей.

- Первый чемпионат России тоже запомнился надолго?

- Он проходил в пригороде Ярославля, и температура ночью накануне старта опустилась до минус тридцати. Очень переживали тогда, что придется все отменить. А что значит отменить первый в истории национальный чемпионат? Это очень серьезно, когда развиваешь новый вид спорта, ведь второго чемпионата в таком случае может и не быть. В итоге с утра в день старта с термометром вышли, измерили, температура была около минус двадцати, и решили старт все же провести. Опыта подобного ни у кого еще толком не было, и люди всякие способы изобретали, чтобы обувь в транзитной зоне была хоть немного теплее.

- Самые необычные назовите?

- Как я уже говорил, это важный момент. Поэтому утепляли, как могли. Кто-то в спальный мешок закутывал обувь, кто-то вложил внутрь бутылки с горячей водой. Был курьезный случай, когда у одного спортсмена бутылка замерзла, расширилась, и из ботинка ее с огромным трудом извлекли.  

- Вы упоминали любителей. Как с этим обстоит дело в России?

- Любительский зимний триатлон в России тоже развивается. Сейчас, если мы посмотрим на стартовый лист чемпионата мира, то увидим, что, не считая хозяев чемпионата, румын, наверное, именно россиян больше всего в категориях любителей. Ну, собственно, где развивается зимний триатлон профессиональный, там и любительский. Внутри страны это Красноярский край, там вообще любительский спорт на высоком уровне, имеет большую поддержку структур спортивных. Ярославская область, Москва и Московская область, Урал.… В общем, по географии примерно так. Чувашская Республика очень активно развивает триатлон, и есть свои успехи и в зимний период.

- Какой из сегментов зимнего триатлона ключевой?

- Понятно, что зачастую всё решается на финише. Крайне редко бывает, что спортсмен захватывает первую позицию с самого начала, и потом никому лидерство не отдает – это нужно быть на голову выше остальных, мало кто это может сделать. Есть тактическая борьба, не раскрывать карты с самого старта, потому что гонка может сложиться совершенно непредсказуемо. В той самой гонке в Финляндии, где Андреев впервые стал чемпионом мира, он сделал следующее. Он никогда не убегает первым. Да, бежит в группе, но не лидирует. Павел сделал большой задел на велогонке, именно там уехав от главных соперников, от сильных лыжников. У него в лыжной гонке был 14-й результат! Его все догоняли. Наверное, это было решающим, плюс к его преимуществу в транзитной зоне. То есть, если ты не сильнее всех на лыжне, то нужно делать задел на предыдущих сегментах. На российских стартах конкуренция у Андреева чуть ниже, поэтому он никуда не торопится, и все вопросы успешно решает на лыжне.

- Он действительно непобедим на национальном уровне?

- И у него были промахи, например, в Дёмино, в Ярославской области. Сильный спортсмен его обыграл, Максим Кузьмин, тогда выступал за Удмуртскую республику, а сейчас – за Краснодарский край. У него основная специализация – бег. Как велосипедист он слабее, как лыжник – еще слабее, тогда был, по крайней мере. Так вот, Максим изначально убегал, и сейчас убегает от всех на первом же этапе, потому что, понятное дело, пытается сделать задел в своем самом сильном сегменте. И в тот раз настолько далеко убежал, что успел первым уехать, и Андреев до финиша так и не смог его достать. То есть, в тактической борьбе не все возможные расклады учел.

- Ну, и напоследок: для чего людям нужно идти и заниматься зимним триатлоном? Что их должно привлекать?  

- Зимний триатлон – это, так сказать, «челлендж» новый. Людей привлекало всегда что-то новое и необычное. Дисциплины зимнего триатлона по отдельности доступны всем. Лыжников у нас много, бег и велосипед тоже популярны. Ничего нового, особо экстремального здесь нет. Профессиональным спортсменам перестроить себя тяжелее. Тем, кто не ради удовольствия занимается, а ради достижения высоких результатов. Если ты изначально лыжник, то ты и будешь лыжником, многие ведь даже не бегают зимой, не говоря уж о велосипеде. А любителям в этом смысле проще себя переучить, ну и опять же, попробовать испытать себя. Они просто хотят быть многофункциональными спортсменами, развитыми гармонично, поэтому многие дисциплины кросс-триатлона всегда собирают множество любителей. В то время как профессиональные спортсмены предпочитают все-таки классический, шоссейный триатлон. Может, кому-то необычно зимой на велосипеде ездить, но для Европы это в порядке вещей. Надоедает каждый день марафоны бегать, надоедает однообразие, и поэтому люди приходят в триатлон, чтобы себя испытать. 

 

ЛИЦЕНЗИЯ ФТР 2018
Обращаем ваше внимание на то, что приобретение Лицензии Федерации Триатлона России - это ваш вклад в развитие триатлона в нашей стране!